kot_Begemot (razzhivin) wrote,
kot_Begemot
razzhivin

Categories:

Времен Очакова и покоренья Крыма…

В царских палатах, несмотря на яркий весенний день было как-то сумрачно, ставни у окон были полкузакрыты, чадили свечки. На очередном заседании Ближней Рады обсуждался серьезный вопрос. В соседней славянской державе началась Смута. Законного царя погнали и он укрылся в Московии, жители страны сами себе выбрали начальство, но уже поползли слухи, что из православной веры всех перекрестят в басурманскую, а то и вовсе в иудейску. От таких новостей часть жителей Крыма отправила послов в Москву, чтобы принять власть московского царя.

Аксен и Чалый – известные крымские атаманы сейчас стояли в поклоне после того как произнесли речи о желании православных Крыма отделиться от Окраины и стать подданными царя Владимира Второго.

Молчал царь Владимир. Он уже был человеком в возрасте и хотел спокойно дожить свой срок. Но кому отдать державу? Он осторожно обвел взглядом бояр собравшихся вокруг.

Сразу бросился в глаза богато вырядившийся Кужегет. Начав службу еще при прошлом самодержце Кужегет теперь заправлял пожарной и военной службой, сосредоточив в своих руках великую силищу. Его личные телохранители обучались лучшими европейскими инструкторами, а все технические новинки попадали в его руки первыми. Хитер, хитер Кужегет. Но хоть и принял он присягу и веру православную, все равно народ его не любил, за глаза раскосые и в общем за происхождение мутное.

Рядом с ним стоял невозмутимый дьяк Лавр, заведовавший Посольским приказом. Немало дипломатических войн он выиграл, вот и сейчас ратовал за православных в Святой Сирийской земле. Большим авторитетом Лавр пользовался у простого народа, узнававшего от глашатайской службы, коей заведовал боярин Кисель, обо всех победах на поприще защиты веры православной и репутации московской державы. Умен Лавр, умен. Но на большее не способен.

Другие бояре и воеводы – Сеча, Рогоза, Козак, Хлопоня, Дворич и вовсе не имели ни большого разума, ни даже малой части опыта, которым должен был бы обладать московский царь. «Ни наследника, ни нянек при нем», с грустью подумал Владимир. Но что-то говорить все-таки нужно было.

- Ну, верные мои бояре, дьяки, воеводы, что скажете?

Первым выскочил ярко одетый Рамузан-хан:

- Великий царь! Бери Крым, а будет война, я готов со своими верными нукерами вперед скакать и первым врагов рубить.

Рамузан вытащил позолоченную саблю и взмахнул ею прямо перед лицом царя, стрельцы у дверей напряглись и тут же расслабились, увидев как их царь ласково улыбнулся. Рамузан удовлетворенный улыбкой Владимира? продолжил:

- Там в Крыму и мои единоверцы живут, но слово даю, не доставят они тебе, о великий царь хлопот. А кто супротив пойдет, вот тебе мой клинок – руби смело. Скажи слово, уже утром сорвусь, поеду к себе в Орду людей набирать. Две тьмы обещаю за полную луну собрать.

Рамузан преклонил колено.

- Встань мой верный воин, - сердечно поблагодарил его Владимир. – один ты мне отрада и защита. Лавр, что скажешь?

Дьяк Лавр вышел вперед:

- О великий царь и защитник веры православной, международная обстановка такова, что клали мы с прибором на весь бесовской Запад. Ляхи, шведы и прочие немцы только рады будут, если Окраина ослабнет, они сами не прочь их земли взять. А если Крым нам достанется, то огромные деньги сэкономим на содержании стругов в порту крымском, а также хлебопровод можно с выгодой проложить, не по дну морскому, а по своей территорией. Не бывать Руси Московской великой державой без Крыма, - и в подтверждении своих слов дьяк ударил тростью по полу.

Владимир скривился. Все эти верноподданические слова про бесовской Запад, ему порядком поднадоели. Он прекрасно, с помощью Тайного приказа, знал у какого боярина сколько денег лежит за морем. Мало кто хранил свои сбережения в отечественных рублях, все предпочитали грязные зеленые иноземные бумажки. И доподлинно ему было известно, что главный обличитель европейского содома – боярин Кисель, совсем недавно сам туда ездил, причем не по служебной надобности.

- Санкции, - буркнул Сеча.

Зал вздохнул. На самом деле Владимиру не было известно и десятой части того, как его свита зависела от расположения западных чиновников и мысль, что им закроют въезд на границе никого не обрадовала.

- Вот уж новость! – раздался голос со стороны самых младших бояр и вперед выступил брат Дворича. – Я вот прямо сейчас на глазах всех бояр и царя нашего великого возьму и откажусь от всякой иноземщины.

Младший Дворич достал из за пазухи иностранные часы, бывшие очень модной вещью сезона и бросил их оземь с криком:

- Расколочу к ифониной матери!

«Ври да не завирайся», подумал Владимир. «Я-то знаю, что у тебя таких дома 10 штук, да еще 40 таких по родственникам спрятано, но балаган пора кончать».

- Слушайте меня мои бояре, воеводы, да дьяки. Крым мы себе забираем, поелику это земля Московской Руси и так всегда было. Санкций мы бояться не будем, а если не нужна наша пенька и хлеб наш Европе, мы их персам да мандаринам продавать будем. Все, я сказал. Оформите приказом, а ты Кисель, доведи до всех жителей. Боярину Курке отпишите, пусть в Мировом Совете на нашей позиции крепко стоит. Кужегет, готовь маневры у границ, призови ополчение, в Крым тайным образом отправишь ватаги казачьи. А Окраина пусть не волнуется, мы только свое заберем, нам чужого не надо. На том стояла и будет стоять земля Русская. Прием закончен.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments